Хозяйственное право

Субъекты международного права

Международно-правовые нормы в деятельности Государственного таможенного комитета Российской Федерации

  • Раздел II Отрасли международного права
  • Глава 12
  • § 1. Понятие, источники
  • § 2. Стороны в международном договоре
  • § 3. Заключение международных договоров
  • § 4. Опубликование и регистрация договоров
  • § 5. Действие договора во времени и пространстве
  • § 6. Договоры и третьи государства
  • § 7. Толкование договоров
  • § 8. Недействительность договоров
  • § 9. Прекращение и приостановление действия договоров
  • Глава 13
  • § 2. Органы внешних сношений
  • § 3. Дипломатические представительства: порядок создания, функции
  • § 4. Дипломатические привилегии и иммунитеты
  • § 5. Консульские учреждения
  • § 6. Торговые представительства
  • § 7.

Bzbook.ru__seaf(), международное право ivсубъекты международного права

Общая характеристика исторического факта должна включать описание его причин, сущности, последствий.
2. Для того чтобы оценить значение исторического факта, необходимо: • проанализировать влияние исторического факта на экономическое, политическое, социальное, духовное развитие общества в изучаемый период, • проследить масштаб влияния факта в пространстве: определить его влияние на процессы в регионе, отдельных странах, мире, • проследить масштаб влияния факта во времени: определить его влияние на исторический период, эпоху, • дать оценку исторического факта с позиций морали изучаемого периода и с позиций современных представлений о морали.
Памятка 3. Как характеризовать и оценивать деятельность исторических личностей 1.

Ознакомьтесь с информацией об исторической личности в рубрике «Исторический портрет».

Субъекты международного права

Назовите даты следующих событий: • подписание Договора о ненападении между Германией и СССР, • начало Второй мировой войны, • поход Красной Армии в Западную Беларусь, • Народное собрание в Белостоке, • воссоединение белорусского народа в составе БССР, • начало Великой Отечественной войны, • оккупация германскими захватчиками территории БССР, • операция «Багратион», • подписание делегацией БССР Устава ООН.
2.

§ 8. российская федерация как субъект международного права

Основания международно-правовой ответственности

  • § 3.
    Признаки международного правонарушения
  • § 4. Виды международных правонарушений
  • § 5.
    Отграничение правонарушений от смежных деяний
  • § 6.
    Обстоятельства, освобождающие от международно-правовой ответственности
  • § 7.
    Ответственность за правомерную деятельность
  • § 8.

Виды и формы международно-правовой ответственности § 9.

Осуществление ответственности

  • Глава 8
  • § 1. Международное право и внутригосударственное право как взаимосогласованные и взаимодействующие правовые системы
  • § 2.

    Российская федерация как субъект международного права. международное право

    Отмеченные особенности следует иметь в виду при толко­вании ноты Министерства иностранных дел от 13 января 1992 г., согласно кᴏᴛᴏᴩой РФ «продолжает осуществлять и выполнять обязанности, вытекающие из международных договоров, заклю­ченных Союзом ССР», в связи с чем «Министерство просит рас­сматривать Российскую Федерацию в качестве Стороны всех действующих международных договоров вместо Союза ССР».

    В проблеме правопреемства в отношении государственной собственности самым сложным стал вопрос о судьбе собствен­ности Союза ССР вне его территории.

    Общее правило ст. 18 Венской конвенции 1983 г. было использовано в подписанном 30 декабря 1991 г.
    Соглашении государств СНГ о собственности бывшего Союза ССР за рубежом и выражено во взаимном при­знании того, что «каждое из них имеет право на ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙую­щую фиксированную справедливую долю в собственности быв­шего Союза ССР за рубежом».

    Понятие и виды субъектов международного права

    Взаимодействие международных договоров и национального законодательства в правоприменительном процессе

    • Глава 9
    • § 1. Понятие и формы реализации норм международного права
    • § 2.
      Содержание процесса реализации норм
    • § 3. Международный конвенционный механизм реализации
    • § 4.

    Международный институционный механизм реализации § 5.

    Внутригосударственный нормативный механизм реализации § 6.

    Внутригосударственный

  • Глава 10
  • § 1. Международные судебные учреждения
  • § 2.

    Международный Суд ООН

  • § 3. Арбитражный (третейский) суд
  • § 4.

    Международный трибунал по морскому праву § 5.

    Европейский Суд (Суд Европейского Союза) § 6.

    Экономический суд СНГ

  • § 7. Европейский Суд по правам человека
  • § 8.

    Международные трибуналы

  • Глава 11
  • § 1.
  • Чем было обусловлено включение в состав стран — основательниц ООН Украинской ССР и Белорусской ССР? 3.

    Как вы понимаете следующее утверждение: «Белорусская ССР стала полноправным субъектом международного права»? 4.

    Пользуясь дополнительной литературой, подготовьте сообщение о жизни и политической деятельности А. Громыко. НАШ КРАЙ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙН Конкретизируйте основные тенденции развития Беларуси в 1939 — 1945 гг. фактами из истории вашего края. Используйте информацию местного краеведческого музея, историко-документальную хронику своего района (книгу «Память»), другую дополнительную литературу.

    Социально-экономические и культурные преобразования накануне Великой Отечественной войны.

    Международная правосубъектность

    С понятием субъекта международного права связана характеристика международной правосубъектности — обобщающего термина для обозначения соединения в

    * Среди международных неправительственных организаций особое место занимает Международный комитет Красного Креста, на который международно-правовыми актами — Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительными протоколами к ним 1977 г. — возложены определенные функции, имеющие юридически значимое содержание и признаваемые государствами официальные последствия их реализации

    юридическом статусе правоспособности и дееспособности. Сам термин "международная правосубъектность" присущ преимущественно научной терминологии и редко используется в международно-правовых актах. В качестве примеров можно привести положение Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН (1970 г.) о том, что "каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств", положение Устава Союза России и Беларуси от 23 мая 1997 г. о том, что в рамках полномочий, предоставленных данным Уставом, Союз обладает международной право-субъектностью, норму ст. 176 Конвенции ООН по морскому праву, согласно которой Орган по морскому дну "обладает международной правосубъектностью, которая может оказаться необходимой для осуществления его функций и достижения его целей", формулировку ч. 1 ст. 5 Устава Объединенного института ядерных исследований о том, что "Институт в соответствии со статусом межправительственной .организации обладает международной правосубъектностью. ", а также недавнюю Декларацию о сотрудничестве между Российской Федерацией и Организацией экономического сотрудничества и развития, ст. 3 которой называется "Правосубъектность Организации".

    Обычно при регламентации международного статуса субъекта применяется термин "правоспособность", но в его содержание вкладывается комплексный смысл, подразумевающий способность к самостоятельному осуществлению прав. Таковы, например, ст. 6 Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которой "каждое государство обладает правоспособностью заключать договоры", ст. 104 Устава ООН, согласно которой Организация пользуется на территории каждого из своих членов необходимой для выполнения ее функций правоспособностью, а также нормы учредительных актов ряда других международных организаций.

    Международная правосубъектность как особое юридическое свойство есть качественная мера характеристики субъекта. Количественная мера — это совокупность прав и обязанностей субъекта. Иначе говоря, правосубъектность воплощается в совокупности прав и обязанностей.

    Права и обязанности субъектов неоднородны.

    Изначальными являются основные права и обязанности, непосредственно порождаемые международной правосубъектностью и служащие предпосылкой международных правоотношений. В начале нашего столетия известный российский ученый-международник Ф. Ф. Мартенс применительно к государствам (а иных субъектов международного права тогда не было) высказал следующее суждение: "Основные права государств неразрывно связаны с международными свойствами последних и, следовательно, со всем положением государств в качестве международных личностей. Без этих прав государства не в состоянии достигнуть разумной цели международной жизни, без них они не члены международного общения*".

    Основные права и обязанности можно разделить на две группы: основные общесубъектные права, присущие всем категориям субъектов, и основные субъектно-видовые права, свойственные определенной категории субъектов.

    К первой группе относятся: право (юридическая способность) участия в отношениях, регулируемых международно-правовыми нормами, т. е. взаимодействия с другими субъектами, право реализации в этих отношениях своих субъектных правомочий и несения обязанностей, право защиты своих прав предусмотренными юридическими средствами, обязанность уважения статуса других субъектов, обязанность добросовестного соблюдения международных принципов и норм.

    Ко второй группе применительно к государствам относятся: право участвовать в создании международно-правовых норм прежде всего путем заключения международных договоров,

    право устанавливать дипломатические и консульские отношения с другими государствами, обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, право быть членом универсальных и региональных международных организаций и иметь при них свои представительства, право защищать свою правосубъектность, включая право на индивидуальную и коллективную самооборону.

    Основные обязанности государства определяются содержанием основных принципов международного права и включают сотрудничество с другими государствами, невмешательство в их внутренние дела, воздержание от угрозы силой или ее применения и т. д.

    Относящиеся к этой группе субъектно-видовые права и обязанности международных организаций определяются их уставами или иного рода учредительными актами соответственно функциям каждой из них.

    Другие, не основные, права и обязанности субъектов международного права представляют собой конкретные результаты волеизъявления, деятельности самих субъектов. Реализуя свое право заключения международных договоров, государства, международные организации и некоторые другие субъекты устанавливают для себя и для находящихся под их юрисдикцией субъектов индивидуальные права и обязанности, содержание и объем которых могут изменяться при заключении новых договоров.

    Каждое государство, участвуя в том или ином международном договоре, прежде всего принимает на себя определенные обязательства и согласовывает с другими государствами свои правомочия, вытекающие из данного договора. Вместе с тем оно фиксирует в договоре права и обязанности, адресованные своим компетентным органам, должностным лицам, своим гражданам и иным находящимся под его юрисдикцией лицам.

    Взаимосвязь права и обязанности можно показать на примере норм ст. III Договора по открытому небу от 24 марта 1992 г.:

    "1. Каждое государство-участник имеет право проводить наблюдательные полеты в соответствии с положениями настоящего Договора.

    2. Каждое государство-участник обязано принимать наблюдательные полеты над своей территорией в соответствии с положениями настоящего Договора".

    Государства — основные субъекты международного права

    Особенность международного права состоит в том, что оно создается прежде всего государствами и регулирует преимущественно межгосударственные отношения. Международно-правовой облик других участников международных отношений также в значительной мере определяется государствами. Являясь творцами международных прав и обязанностей, государства выступают как основные субъекты международного права. В этом качестве они обладают исключительным и неотъемлемым свойством, базирующимся на политической организации власти, — государственным суверенитетом. Суверенитет государство осуществляет в рамках международного права, с учетом уважения суверенитета и интересов других государств. Из этого вытекает, что государство как субъект международного права не может осуществлять своей власти в отношении другого государства (par in parem non habet imperium — равный не имеет власти над равным). В частности, это выражается в неподчинении одного государства законодательству другого: действия государства определяются собственными законами и нормами международного права. Иммунитет государства также охватывает его неподсудность судебным органам другого государства: привлечение его к суду другого государства может осуществляться только с его согласия.

    Международная правосубъектность государства связана с участием в деятельности международных организаций. Вступление в члены организации предполагает принятие обязательств по ее уставу, признание определенных полномочий организации и ее решений в соответствии с их юридической силой.

    В действующей Конституции Российской Федерации отныне имеется специальная норма (ст. 79), согласно которой Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами (очевидно, прежде всего учредительными актами таких объединений), если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации.

    Таким образом, государство как субъект международного права обладает способностью устанавливать права и обязанности, приобретать права и нести обязанности, а также самостоятельно осуществлять их. Участие государства в международном правотворчестве связано не только с принятием обязательств, но и их выполнением, а также стремлением к тому, чтобы нормы международного права выполнялись всеми субъектами, имели юридическую обеспеченность. Правосубъектность государства существует независимо от воли других субъектов международного права и сохраняется до тех пор, пока государство существует. Она универсальна, охватывая все компоненты предмета международно-правового регулирования.

    Исторически известны несколько способов образования новых государств как субъектов международного права: смена государств одного исторического типа другим, возникновение государства в результате достижения колониальным народом своей независимости, территориальные изменения, связанные с объединением нескольких государств в одно государство либо с распадом государства на несколько государств, либо с отделением одного государства от другого. В этих случаях встает вопрос о признании новых государств как субъектов международного права и об их правопреемстве.

    Постоянно-нейтральное государство

    Постоянный нейтралитет — это международно-правовой статус государства, взявшего обязательство не участвовать в каких-либо войнах, которые происходят или могут произойти в будущем, и воздерживаться от действий, способных вовлечь такое государство в войну. В связи с этим постоянно-нейтральные государства не принимают участия в военно-политических союзах, отказываются от размещения на своей территории иностранных военных баз, выступают против оружия массового уничтожения, активно поддерживают усилия мирового сообщества в сфере разоружения, укрепления доверия и сотрудничества между государствами. Таким образом, постоянный нейтралитет осуществляется не только во время войны, но и в мирное время. Статус постоянного нейтралитета не лишает государство права на самооборону в случае нападения на него.

    Юридическим закреплением указанного статуса является заключение заинтересованными государствами соответствующего международного договора с участием в нем государства, наделяемого статусом постоянного нейтралитета. Действие такого договора не обусловлено каким-либо сроком — он заключается на все будущее время. Согласно взятым обязательствам постоянно-нейтральное государство должно соблюдать правила нейтралитета в случае возникновения военного конфликта между любыми государствами, т. е. следовать нормам международного права, касающимся нейтралитета во время войны, в частности, Гаагским конвенциям 1907 г. о нейтралитете в сухопутной войне (пятая конвенция) и морской войне (тринадцатая конвенция). В равной мере постоянно-нейтральное государство не может допускать использования своей территории, включая воздушное пространство, для вмешательства во внутренние дела других государств и враждебных действий против них. Недопустимы подобные действия и со стороны самого постоянно-нейтрального государства. Вместе с тем последнее имеет право участвовать в деятельности международных организаций, иметь свою армию и военные укрепления, необходимые для самообороны.

    Нередко статус постоянного нейтралитета закрепляется как международным договором, так и национальным правовым актом государства. Каждое государство имеет суверенное право независимо определять свою внешнюю политику с учетом принципов и норм международного правам Отражением указанного права является выбор государством способов установления статуса своего постоянного нейтралитета. Это предполагает, что данный статус может быть определен государством и на основе принятия им только соответствующих внутренних актов. Важно лишь, чтобы в этом случае данный статус получил признание других государств.

    В историческом прошлом статус постоянного нейтралитета принадлежал Бельгии (с 1831 по 1919 г.) и Люксембургу (с 1867 по 1944 г.).

    В современный период этот статус имеют Швейцария, Австрия, Лаос, Камбоджа, Мальта, Туркменистан.

    Соглашение о постоянном нейтралитете Швейцарии было подписано Австрией, Великобританией, Францией, Россией, Пруссией и Португалией 8 (20) ноября 1815 г. и было подтверждено Версальским мирным договором 1919 г. Державы, подписавшие соглашение, признали "всегдашний" нейтралитет Швейцарии. Они гарантировали как статус нейтралитета, так и неприкосновенность территории Швейцарии, что предполагает обязанность этих держав выступить в защиту статуса Швейцарии в случае его нарушения.

    Согласно советско-австрийскому меморандуму, принятому в апреле 1955 г., Австрия обязалась огласить декларацию о том, что примет статус, подобный статусу нейтралитета Швейцарии. 15 мая 1955 г. был подписан Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии, в котором союзные в ходе второй мировой войны великие державы — СССР, США, Англия, Франция — заявили, что будут уважать независимость и территориальную целостность Австрии в том виде, как это установлено названным договором. Австрийский парламент 26 декабря 1955 г. принял Федеральный конституционный закон о нейтралитете Австрии. В ст. 1 Закона было определено, что в целях длительного и постоянного утверждения своей внешней независимости и неприкосновенности своей территории Австрия добровольно заявляет о своем постоянном нейтралитете. Для обеспечения этих целей в законе закреплено положение, согласно которому Австрия не будет вступать ни в какие военные союзы и не будет допускать создания военных опорных пунктов чужих государств на своей территории. Статус Австрии был признан союзными державами и многими другими государствами, но в отличие от статуса Швейцарии он не был гарантирован.

    На международном совещании в Женеве 14 стран по урегулированию лаосского вопроса 23 июля 1962 г. была подписана Декларация о нейтралитете Лаоса, в которой участники совещания приняли к сведению заявление правительства Лаоса о нейтралитете от 9 июля 1962 г. и заявили, что они признают, будут уважать и соблюдать суверенитет, независимость, единство и территориальную целостность Лаоса.

    Статус Камбоджи был определен Заключительным актом Парижской конференции по Камбодже от 23 октября 1991 г. Составной частью этого документа является Соглашение, касающееся суверенитета, независимости, территориальной целостности и неприкосновенности, нейтралитета и национального единства Камбоджи, в котором зафиксировано ее обязательство закрепить постоянный нейтралитет в своей Конституции. Другие участники Соглашения обязались признавать и уважать данный статус Камбоджи. Обязанность постоянного нейтралитета нашла отражение в законе о нейтралитете Камбоджи, вступившем в силу еще 6 ноября 1957 г.

    Правительство Республики Мальта утвердило 14 мая 1981 г. Декларацию относительно нейтралитета Мальты, в которой заявило, что Республика Мальта является нейтральным государством и отказывается от участия в каких-либо военных союзах. Ни один объект на Мальте не может использоваться таким образом, чтобы это привело к сосредоточению на Мальте иностранных вооруженных сил.

    Постоянный нейтралитет Туркменистана был провозглашен Законом "О внесении изменения и дополнения в Конституцию Туркменистана" и Конституционным законом "О постоянном нейтралитете Туркменистана" от 12 декабря 1995 г. Он был также признан и поддержан резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН "Постоянный нейтралитет Туркменистана", принятой 12 декабря 1995 г.

    В ст. 1 Конституции Туркменистана резюмируется содержание указанных документов и закрепляется положение, согласно которому "признанный сообществом нейтралитет Туркменистана является основой его внутренней и внешней политики".

    Таким образом, только полноправный субъект международного права — государство — может обладать статусом постоянного нейтралитета. Обязательства, вытекающие из статуса постоянно-нейтрального государства, не могут служить ограничением его суверенитета. Ряд юристов в прошлом считали, что постоянное государство не может быть суверенным, так как в силу своего статуса (обязанности неучастия в военных конфликтах) лишено "права на войну" и стеснено в свободе действий.

    Современное международное право, ликвидировавшее "право на войну" и закрепившее принцип добросовестного соблюдения международных обязательств, создает тем самым для государств, имеющих статус постоянного нейтралитета, дополнительные гарантии его обеспечения.

    Признание государств

    Признание государства непосредственно связано с его международной правосубъектностью.

    Признание как правовой институт включает главным образом обычно-правовые нормы, отдельные аспекты признания регламентируются международными договорами заинтересованных государств и резолюциями международных организаций. Институт признания до сих пор не кодифицирован, хотя некоторые шаги в этом направлении предпринимались. В 1949 г. Комиссия международного права ООН включила вопрос о признании государств и правительств в список тем, подлежащих первоочередной кодификации, однако проблема эта не получила разрешения.

    В науке сложились определенные суждения о значении признания для нового государства, а в международной практике — различные правовые решения, отражающие ту или иную доктрину признания.

    Исторически сложились две теории признания — декларативная и конститутивная.

    Декларативная теория исходила из того, что государство является субъектом международного права с момента своего возникновения. Признание не наделяет государство международной правосубъектностью, а лишь констатирует такую правосубъектность и способствует вхождению нового государства в систему межгосударственных отношений.

    Конститутивная теория базировалась на противоположном постулате, согласно которому возникновение государства не равнозначно возникновению субъекта международного права, таковым оно становится только после получения признания со стороны других государств. Данная теория ставила международную правосубъектность государства в зависимость от его признания другими государствами. Непризнанное государство находилось как бы вне международного общения из-за невозможности реализовать свои основные права и обязанности, установить стабильные межгосударственные отношения. Признание, таким образом, "конституировало" государство как субъект международного права. Эта теория оправдывала произвол и вмешательство во внутренние дела вновь возникших государств.

    Из данной концепции исходил Парижский конгресс 1856 г., утверждая зависимость выхода государства на международную арену от согласия ведущих держав. Именно таким путем Турция на этом конгрессе была "допущена" к сотрудничеству с европейскими странами. Хорошо известна сложная история признания РСФСР и затем СССР, затянувшаяся на долгие годы. После образования в 1949 г. КНР западные государства, прежде всего США, много лет отказывали ей в признании.

    Взгляды отечественных юристов-международников в современный период базируются на представлении о том, что признание нового государства является актом большой политической важности. Оно дает возможность новому государству эффективно реализовать свою международную правосубъектность. И непризнанное государство имеет возможность осуществлять свою правосубъектность, участвовать в многосторонних конференциях, договорах, международных организациях. Так, устанавливая норму о том, что членом ООН может быть только государство, Устав ООН не требует, чтобы этому предшествовало признание. Вместе с тем прием непризнанного государства в международную организацию также не означает .его признания со стороны тех государств, которые голосовали за его принятие, а лишь подтверждает, что оно является субъектом международного права с момента своего возникновения.

    Не создавая государства как субъекта международного права, признание констатирует наличие юридического факта, связанного с появлением нового государства. Признание позволяет государству наиболее полно пользоваться своими основными правами и нести основные обязанности, участвовать в создании и обеспечении международно-правовых норм. Признание осуществляется в рамках принципов международного права. В частности, принцип сотрудничества требует от вновь возникшего и уже существующих государств развития стабильных отношений, что невозможно без признания.

    Практика государств выработала различные объемы признания. В связи с этим существуют две формы признания: юридическая и фактическая. Юридическое признание в свою очередь подразделяется на признание де-юре и признание де-факто. Де-юре является полным признанием, что означает обмен между признающим и признаваемым государствами дипломатическими представительствами, т. е. установление стабильных политических отношений. Практика государств выработала определенные способы оформления полного юридического признания. Оно, как правило, является выраженным, что означает фиксацию признания и желание установить дипломатические и иные связи непосредственно в официальном документе. Возможно и, подразумеваемое признание. Де-факто, как особая юридическая форма признания, является неполным, так как возникающие отношения между признающим и признаваемым государствами не доводятся до уровня дипломатических отношений.

    От юридического, официального признания следует отличать признание фактическое, неофициальное. Оно осуществляется в форме постоянных или эпизодических контактов как на правительственном, так и неправительственном уровнях. Вариантом фактического признания считается признание ad hoc (разовое, на данный случай).

    Признание оформляется актом признающего государства. В качестве примера можно привести Указ Президента Российской Федерации "О признании Эритреи" от 12 мая 1993 г. В нем сказано: "Исходя из того, что в соответствий с итогами референдума о независимости провозглашается новое государство — Эритрея, признать Эритрею в качестве самостоятельного и независимого государства".

    Признание государства как субъекта международного права одновременно означает и признание его правительства. Если в акте, оформляющем признание, говорится о признании правительства, то это означает и признание государства. Вместе с тем в международной практике может возникнуть вопрос о признании нового правительства в уже существующем государстве. Обычно это обусловлено приходом к власти правительства неконституционным путем. Данная ситуация породила ряд юридических доктрин. Так, в 1907 г. министр иностранных дел Эквадора Тобар выдвинул доктрину о непризнании правительств, пришедших к власти революционным путем. Принципиально иной характер имела доктрина министра иностранных дел Мексики Эстрада, провозглашенная в 1930 г. и устанавливавшая, что в подобных ситуациях иностранные государства не должны применять специальный акт признания, достаточно аккредитации дипломатических представителей государств при пришедшем к власти правительстве.

    В современных условиях признание правительств, пришедших к власти неконституционным путем, вполне возможно. Но при этом учитываются следующие обстоятельства: деятельность нового правительства поддерживается народом, соответствует его воле, правительство осуществляет эффективную власть на территории государства, установлен демократический политический режим, гарантирующий соблюдение основных прав и свобод человека, отсутствует вмешательство во внутренние дела государства при приходе правительства к власти.

    Проблема признания может возникать применительно к национально-освободительному движению в лице его органов, а также в отношении воюющей стороны.

    Национально-освободительное движение основано на реализации права народа (нации) на самоопределение. Народ, борющийся за свою государственность, является субъектом международного права. В ходе этой борьбы он создает органы, выступающие от его имени. Признание органа борющейся нации представляет собой констатацию ее международной правосубъектности. Это облегчает реализацию права на получение помощи как от государств, так и от международных организаций и на осуществление других основных прав. Примерами такого рода были признание Организации освобождения Палестины в качестве единственно законного представителя палестинского народа, а также Народной организации Юго-Западной Африки в качестве представителя народа Намибии (до завоевания независимости).

    Признание органов сопротивления получило широкое распространение со стороны государств антигитлеровской коалиции в годы второй мировой войны. Признание органов сопротивления, которые создавались на. территории государств, временно захваченных Германией и ее союзниками, означало признание власти, "борющейся против оккупантов. Одни органы власти, организовавшие эту борьбу, находились в эмиграции (Французский Комитет национального освобождения, Чехословацкий Национальный комитет и др.), а другие — на оккупированной территории. Вместе с признанием органы народного сопротивления получали международно-правовой статус сражающихся, что означало распространение на них правил ведения войны, юридически обосновывало оказание помощи.

    Правопреемство государств

    Правопреемством государств принято называть переход с учетом основных принципов международного права и норм о правопреемстве определенных прав и обязанностей от одного государства к другому. Помимо государств субъектами правопреемства в международном праве являются международные организации.

    Правопреемство — сложный международно-правовой институт, нормы которого длительное время имели обычно-правовой характер. В современный период нормы правопреемства подверглись кодификации. В 1978 г. была принята Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров, в 1983 г.— Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов. В обеих конвенциях в статьях "Употребление терминов" правопреемство характеризуется как смена одного государства другим "в несении ответственности за международные отношения какой-либо территории". В таком определении ощутим пробел, поскольку правопреемство связано не только с международными отношениями, но и с внутренним правопорядком. Поскольку указанные конвенции еще не вступили в силу, правопреемство государств регулируется обычно-правовыми нормами.

    Переход прав и обязанностей от одного государства к другому происходит в следующих случаях: 1) при возникновении нового субъекта международного права в связи с коренным изменением социально-экономического и политического строя государства-предшественника, 2) при возникновении нового государства на месте колониального владения государства-метрополии, 3) при разделении одного государства на несколько новых государств, 4) при объединении нескольких государств в одно государство, 5) при отделении от государства части территории и образовании на ней самостоятельного государства. Существуют несколько объектов правопреемства: права и обязанности, вытекающие из международных договоров государства-предшественника, государственная собственность, государственные архивы, долги.

    Основой правопреемства является юридический факт возникновения нового государства как субъекта международного права. Однако четких норм, регулирующих вопрос о критериях прекращения существования государств и возникновения новых, не имеется. Поэтому на практике вопрос о возникновении новых государств решается с учетом конкретных обстоятельств. Если существует неясность в отношении вопроса, возник ли новый субъект международного права, то его лучше всего решать путем соглашения заинтересованных государств, принятия соответствующего акта международной организацией, вынесения решения международным судебным органом. Так, после распада Австро-Венгрии Сен-Жерменский (1919 г.) и Трианонский (1920 г.) договоры определили дальнейшую судьбу Австрии и Венгрии, после второй мировой войны ООН занималась вопросом о международной личности Израиля и Индии. В начале 90-х годов в связи с распадом Югославской федерации возникли проблемы определения статуса образовавшихся новых государств.

    Центральным в правопреемстве является вопрос об объеме прав и обязанностей, переходящих от государства-предшественника к государству-преемнику. По этому поводу в науке международного права сложились различные теории.

    Согласно теории универсального правопреемства, получившей развитие в XVII—XIX вв. и ярко проявившейся в трудах Г. Грoция, государство-преемник полностью наследует международную личность государства-предшественника. Своими корнями эта теория уходила в римское наследственное право. Ее разновидностью стала доктрина континуитета (тождественности), представители которой (Пуффендорф, Ваттель, Блюнчли и др.) считали, что все международные права и обязанности старого государства, в том числе все существующие договоры, переходят к наследнику, так как личность государства остается одной и той же. Правовые отношения, которые получало в наследство новое государство, оставались такими же, что были и у государства-предшественника, государство-преемник продолжало оставаться тем же юридическим субъектом, олицетворяющим единство территории, населения, политической власти, прав и обязанностей предыдущего государства. По своей сущности доктрина континуитета, обосновывая идентичность правосубъектности государства, была отрицанием какого-либо правопреемства.

    Негативная теория была выдвинута в начале XX в. и наибольшее обоснование получила в работах английского юриста А. Кейтса. Ее сторонники полагали, что континуитет международной правосубъектности государства отсутствует. В связи с этим, когда власть одного государства сменяется властью другого государства, международные договоры предшественника отбрасываются. Разновидностью негативной теории является концепция tabula rasa, в соответствии с которой новое государство начинает свои договорные связи с "чистого листа".

    Эти теории не получили подтверждения в практике правопреемства. Согласно современным взглядам конкретный объем прав и обязанностей, переходящих от государства-предшественника к государству-преемнику, зависит от многих факторов, которые следует принимать во внимание. Существенное значение имеет суверенная воля государства-преемника, определяющего объем правопреемства согласно своим интересам. Однако это не должно противоречить основным принципам международного права, наносить ущерб остальным государствам и народам. В частности, не может подпадать под правопреемство аннексия, захват чужой территории.

    Правопреемство в отношении международных договоров

    В период Великой французской революции XVIII в. после свержения монархии национальный Конвент Франции отказался от династических договоров, которые потеряли смысл. В 1793 г. он аннулировал все союзные или торговые договоры, существовавшие между бывшим французским правительством и государствами, с которыми республика находилась в состоянии войны. В то же время было заявлено о важности действия принципа соблюдения международных договоров.

    В 1917—1918 гг. Россия провозгласила отказ от ряда договоров ввиду их противоречия демократическому правосознанию и "внутреннему строю России". Были отменены все договоры, касавшиеся разделов Польши, "ввиду их противоречия принципу самоопределения наций". Но многие договоры царской России сохранили свое действие, например, соглашения по вопросам защиты жертв войны, здравоохранения, Всемирная почтовая конвенция, Конвенция о сотрудничестве на море и т. д.

    Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г. установила общее правило, согласно которому новое независимое государство не обязано сохранять в силе какой-либо договор или становиться его участником в силу исключительно того факта, что в момент правопреемства этот договор был в силе в отношении территории, являющейся объектом правопреемства (ст. 16). Однако новое независимое государство может путем уведомления о правопреемстве установить свой статус в качестве участника любого многостороннего договора, который в момент правопреемства государств находился в силе в отношении территории, являющейся объектом правопреемства (ст. 17).

    Более того, новое независимое государство посредством уведомления о правопреемстве может принять участие в многостороннем договоре, не вступившем в силу к моменту правопреемства, если в момент его правопреемства государство-предшественник являлось договаривающимся государством в отношении территории, ставшей объектом правопреемства. Согласно п. 1 ст. 19 Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров, "если до момента правопреемства государств государство-предшественник подписало многосторонний договор под условием ратификации, принятия или утверждения и при этом выразило намерение распространить этот договор на территорию, являющуюся объектом правопреемства государств, то новое независимое государство может ратифицировать, принять или утвердить этот договор, как если бы оно его подписало само, и тем самым оно может стать договаривающимся государством или участником этого договора". Подписание государством-предшественником договора, если иное намерение не вытекает из положений договора или не установлено иным образом, рассматривается как выражение его намерения распространить этот договор на всю территорию, за международные отношения которой государство-предшественник несло ответственность. Когда же из договора явствует или иным образом установлено, что его применение в отношении нового независимого государства явилось бы несовместимым с объектом и целями договора или коренным образом изменило бы условия его действия, то данное государство в таком многостороннем договоре участвовать не может. Кроме того, если из положений договора или из ограниченного числа участвовавших в переговорах государств и из объекта и целей договора следует, что участие в таком договоре любого другого государства требует согласия всех его участников или всех договаривающихся государств, "новое независимое государство может стать договаривающимся государством или участником этого договора только при наличии такого согласия" (п. 4 ст. 19). Следует также иметь в виду, что когда договор не считается находящимся в силе в отношении какого-либо государства на основании Венской конвенции о правопреемстве государств 1978 г., то это обстоятельство ни в коей мере не затрагивает обязанности данного государства выполнять любое записанное в договоре обязательство, которое имеет для него силу в соответствии с международным правом независимо от договора.

    Государства, возникшие в результате освобождения их народов от колониальной зависимости, как правило, подтверждали участие в многосторонних договорах, которые были связаны с укреплением мира, поддержанием добрососедских отношений, имели гуманитарный характер. Так, Мальта заявила о том, что она продолжает нести обязательства, вытекающие из московского Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой от 5 августа 1963 г., который был ратифицирован Англией, несшей ответственность за территорию Мальты. Алжир в 1960 г. присоединился к четырем Женевским конвенциям о защите жертв войны от 12 августа 1949 г. Некоторые новые независимые государства заявили, что они будут продолжать выполнять свои обязательства по всем многосторонним договорам, в отношении которых были сделаны запросы Секретариатом ООН.

    Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров устанавливает также условия преемства обязательств по двусторонним соглашениям. Двусторонний договор, находившийся в силе в отношении территории, являвшейся объектом правопреемства, считается находящимся в силе между .новым независимым государством и другим государством-участником, если: а) они явственно договорились об этом, Ь) в силу своего поведения они должны считаться выразившими такую договоренность (ст. 24).

    В случае объединения двух или нескольких государств в одно государство любой договор, находившийся в силе в отношении любого из них, продолжает находиться в силе в отношении этого государства-преемника. Исключение cоставляют случаи, когда государство-преемник и другое государство-участник либо другие государства-участники договорились об ином или из договора явствует либо иным образом установлено, что применение этого договора в отношении государства-преемника было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило бы условия его действия (ст. 31).

    Когда же часть или части территории государства отделяются и образуют одно или несколько государств, независимо от того, продолжает ли существовать государство-предшественник, презюмируется следующее решение: а) любой договор, находившийся в силе в отношении всей территории государства-предшественника, продолжает находиться в силе в отношении каждого образованного таким образом государства-преемника, Ь) любой договор, находившийся в силе в отношении лишь той части территории государства-предшественника, которая стала государством-преемником, продолжает находиться в силе в отношении только этого государства-преемника (ст. 34).

    Правопреемство в отношении государственной собственности

    Согласно Венской конвенции 1983 г. о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов государственная собственность государства-предшественника означает имущество, права и интересы, которые на момент правопреемства государств принадлежали согласно внутреннему праву государства-предшественника этому государству. Переход государственной собственности государства-предшественника к государству-преемнику происходит без компенсации, если иное не обусловлено заинтересованными сторонами или не решено соответствующими международными органами. Государство-предшественник принимает все меры по предотвращению ущерба или уничтожения государственной собственности, которая переходит к государству-преемнику. Когда государство-преемник является новым независимым государством, недвижимая государственная собственность государства-предшественника, находящаяся на территории, являющейся объектом правопреемства, переходит к государству-преемнику. Движимая государственная собственность государства-предшественника, связанная с его деятельностью в отношении территории, являющейся объектом правопреемства, также переходит к государству-преемнику (ст. 15). В случае объединения двух или нескольких государств в одно государственная собственность государств-предшественников переходит к государству-преемнику. Когда государство разделяется и прекращает свое существование, а на разделенных частях территории образуются два или несколько государств-преемников, то, если последние не условились иначе: а) недвижимая государственная собственность государства-предшественника переходит к государству-преемнику, на территории которого она находится, Ь) недвижимая государственная собственность государства-предшественника, находящаяся за пределами его территории, переходит к государствам-преемникам в справедливых долях, с) движимая государственная собственность государства-предшественника, связанная с его деятельностью в отношении территорий, являющихся объектом правопреемства, переходит к соответствующему государству-преемнику, d) иная движимая государственная собственность государства-предшественника переходит к государствам-преемникам в справедливых долях (ст. 18).

    Когда часть территории государства передается им другому государству, переход государственной собственности от государства-предшественника к государству-преемнику регулируется соглашением между ними. Если же соглашение отсутствует, то недвижимая собственность государства-предшественника, находящаяся на территории, являющейся объектом правопреемства, переходит к государству-преемнику. Движимая собственность также переходит к государству-преемнику, если она была связана с деятельностью государства-предшественника в отношении территории, ставшей объектом правопреемства (ст. 14).

    История Беларуси, 10 класс (Новик, Гинчук, 2012)

    Вспомните.

    1. Что такое Лига Наций? Когда и с какой целью она была создана? Какими были результаты ее деятельности? 2. С какой целью была создана Организация Объединенных Наций?

    Советская стратегия по отношению к ООН. На Тегеранской конференции в ноябре — декабре 1943 г. руководители СССР, США и Великобритании обсуждали вопрос об образовании международной организации, способной решать глобальные проблемы человечества, быть гарантом мира и безопасности во всем мире. Каждая из стран — участниц конференции была озабочена тем, как наиболее эффективно защитить свои интересы, чтобы в будущей международной организации иметь наибольшее количество голосов. СССР предложил союзникам предоставить места в комиссии Объединенных Наций по военным преступлениям семи советским республикам. Великобритания и США к этому предложению отнеслись отрицательно на том основании, что советские республики как члены СССР не имеют конституционного права для международной деятельности.

    В связи с этим в начале 1944 г. в Конституцию СССР было внесено положение о том, что союзные республики имеют право «вступать в непосредственные отношения с иностранными государствами, заключать с ними соглашения и обмениваться дипломатическими представителями». В марте 1944 г. Верховный Совет БССР принял Закон об образовании Народного комиссариата иностранных дел БССР. Летом 1944 г. БССР провела переговоры с Польшей относительно изменения государственной границы между странами-соседями. Однако это не решило проблему признания БССР и других советских республик в качестве субъектов международного права.

    26 августа 1944 г. руководитель делегации СССР на конференции в Думбар-тон-Оксе (США) А. Громыко предложил включить все 16 советских республик в

    число основателей будущей ООН. Инициатива СССР опять вызвала отрицательную реакцию со стороны США и Великобритании. Президент США Ф. Рузвельт в послании И. Сталину отметил, что советские предложения будто бы ставят под угрозу создание международной организации. Советский Союз, в свою очередь, отклонил американское предложение вернуться к этой проблеме после образования ООН. Он подчеркнул, что ряд советских республик, в первую очередь УССР и БССР, значительно превосходят размерами и численностью населения отдельные страны, чье членство в ООН не вызывает споров.

    Советское предложение о странах — основательницах ООН выносилось на обсуждение Крымской конференции руководителей СССР, США и Великобритании (февраль 1945 г.). После напряженных переговоров Советский Союз отказался от прежнего предложения о включении всех 16 советских республих в число стран — основательниц будущей ООН. Он добился включения в секретный протокол конференции членов ООН Белорусской ССР и Украинской ССР. Это обосновывалось тем, что эти республики понесли исключительные потери во время германской агрессии и внесли огромный вклад в борьбу с государствами гитлеровской коалиции.

    Включение Белорусской ССР в состав стран — основательниц ООН. Выход Беларуси на международную арену. 27 апреля 1945 г. Международная конференция в Сан-Франциско, созванная для образования Организации Объединенных Наций, приняла решение о включении БССР и УССР в число страносновательниц этой организации. Делегации БССР и УССР были приглашены на учредительную конференцию ООН.

    Делегация Белорусской ССР во главе с наркомом иностранных дел К. Киселевым 26 июня 1945 г. подписала Устав Всеобщей международной организации по поддержанию мира и безопасности. Белорусская ССР стала полноправным субъектом международного права. По ее инициативе на I сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция о выдаче и наказании военных преступников.

    Позже Белорусская ССР участвовала в работе почти 70 международных организаций и их органов. Для поддержания связи с ними были созданы постоянные представительства БССР при ООН в Нью-Йорке, Европейском отделении ООН в Женеве, международных организациях в Вене. Белорусская ССР действительно вышла на международную арену.

    Даты и понятия, которые необходимо знать: 26 июня 1945 г., Организация Объединенных Наций.

    Правопреемство в отношении государственных архивов

    Государственные архивы являются частью государственного имущества. В связи с этим правила правопреемства в отношении государственных архивов во многом близки правилам, установленным для правопреемства государственной собственности как таковой. Например, когда государство-преемник является новым независимым государством, то архивы, принадлежавшие территории, являющейся объектом правопреемства, и ставшие в период зависимости государственными архивами государства-предшественника, переходят к новому независимому государству. Та часть государственных архивов государства-предшественника, которая в целях нормального управления территорией — объекта правопреемства — должна находиться на этой территории, переходит к новому независимому государству (ст. 28).

    Когда государство разделяется и прекращает свое существование и на бывшей его территории образуются два или несколько государств-преемников, то, если последние не договорились иначе, часть государственных архивов государства-предшественника, которая должна находиться на территории государства-преемника в целях нормального управления его территорией, переходит к этому государству-преемнику (ст. 31).

    Однако проблема целостности архивных фондов, исключительная важность содержащейся в них информации порождают определенную специфику этого вопроса. Поэтому Венская конвенция 1983 г., касаясь разделения государства, устанавливает при решении вопроса принцип справедливости и учета всех соответствующих обстоятельств. Подробнейший подход определен при правопреемстве нового независимого государства. В частности, в определенных Конвенцией случаях он предусматривает возможность заключения соглашений между новым независимым государством и государством-предшественником по поводу перехода или надлежащего воспроизведения частей государственных архивов последнего "таким образом, чтобы каждое из этих государств могло самым широким и справедливым, насколько это возможно, образом извлекать пользу из этих частей государственных архивов государства-предшественника" (ст. 28). Соглашения подобного рода не должны наносить ущерб правам народов государств-участников на развитие, на информацию об их истории и на их культурное достояние. При этом государство-предшественник обязано предоставить новому независимому государству достоверные архивные сведения, которые касаются титулов на территорию или границы последнего или необходимы для выяснения смысла определенных документов государства-предшественника, переходящих к новому независимому государству. Государство-предшественник обязано также сотрудничать с государством-преемником в деле возвращения ему любых архивов, принадлежащих территории — объекту правопреемства — и рассеявшихся в период зависимости.

    Правопреемство в отношении государственных долгов

    Венская конвенция 1983 г. под государственным долгом понимает любое финансовое обязательство государства-предшественника в отношении другого государства, международной организации или иного субъекта международного права, возникшее в соответствии с международным правом. Конвенция устанавливает принцип, согласно которому правопреемство государств само по себе не затрагивает прав и обязательств кредиторов. Поэтому она однозначно исходит из того, что, когда два или несколько государств объединяются и тем самым образуют одно государство-преемник, государственный долг государств-предшественников переходит к государству преемнику. В остальных случаях, т. е. при передаче части территории государства, отделении части или частей его территории, разделении государства, возникновении нового независимого государства, соответствующие стороны (государство-преемник и государство-предшественник либо государства прежнего субъекта) заключают соглашение друг с другом, регулирующее вопрос о переходе государственного долга. Причем подобное соглашение, заключенное новым независимым государством, не должно наносить ущерба принципу неотъемлемого суверенитета каждого народа над его богатствами и природными ресурсами, и осуществление этого соглашения не должно подрывать основ экономического благосостояния данного государства. Если же соглашение отсутствует, то вопрос решается в зависимости от способа возникновения государства-преемника. Когда преемник возникает как новое независимое государство в результате освобождения его народа от колониальной зависимости, то при отсутствии указанного соглашения никакой государственный долг государства-предшественника к новому государству не переходит. Когда же государство-преемник возникает в результате передачи, отделения части или частей территории другого государства либо разделения государства, то государственный долг государства-предшественника переходит к государствам-преемникам в справедливых долях с учетом, в частности, имущества, прав и интересов, которые переходят к государству-преемнику в связи с данным государственным долгом (ст. 37— 38, 40—41). ,

    Федеративные государства как субъекты международного права

    Федеративное государство выступает вовне, в межгосударственных отношениях, как целостный субъект международного права. Это проявляется в суверенной основе и полноте полномочий в международных отношениях, в представительстве и заключении международных договоров от своего имени, в том, что в ведении федерации в целом и ее высших органов находятся высшее представительство и заключение международных договоров, и в том, что в пределах юрисдикции федеративного государства реализуются принадлежащие ему по международным актам права и принятые им на себя международные обязательства.

    Положение Венской конвенции о праве международных договоров об обязательности договора "для каждого участника в отношении всей его территории" (ст. 29) действительно и для федеративных государств. Это общее правило четко выражено в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 28) и в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 50) — постановления обоих пактов "распространяются на все части федеративных государств без каких бы то ни было ограничений или изъятий".

    Такой подход присущ и некоторым конституциям. Статья VI Конституции Соединенных Штатов Америки квалифицирует заключенные от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как "верховное право страны", которому должны следовать судьи в каждом штате. Согласно Основному закону Федеративной Республики Германии "ведение внешних сношений с иностранными государствами принадлежит Федерации" (ч. 1 ст. 32), а общие нормы международного права как составная часть права Федерации "непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории" (ст. 25), т. е. имеют общефедеральное юридическое значение. По Конституции Индии к компетенции Союза отнесены "внешние сношения, все вопросы, касающиеся взаимоотношений Союза с "каким-либо иностранным государством", заключение и выполнение договоров с иностранными государствами (приложение 7).

    В соответствии с Конституцией Российской Федерации "в ведении Российской Федерации находятся. внешняя политика и международные отношения Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации. " (п. "к" ст. 71).

    Однако специфика государственного устройства не может не влиять на механизм реализации международной правосубъектности федеративного государства. Об этом свидетельствует, прежде всего, законодательное регулирование, характерное для отдельных федеративных государств. В частности, согласно Основному закону ФРГ перед заключением Федерацией договора, "затрагивающего особое положение какой-либо земли, эта земля должна быть своевременно заслушана" (ч. 2 ст. 32).

    В Российской Федерации участие ее субъектов в заключении договоров Федерации не стало объектом конституционного регулирования, этот вопрос решен в Законе "О международных договорах Российской Федерации", где предусмотрено, что международный договор РФ, затрагивающий вопросы, относящиеся к ведению субъекта РФ, заключается по согласованию с органами государственной власти заинтересованного субъекта, а при разработке договора, затрагивающего полномочия субъекта РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов, предложения соответствующих органов субъекта рассматриваются при подготовке проекта (ст. 4).

    Конституция Российской Федерации непосредственно регулирует другой вопрос — выполнение международных договоров РФ, включая эту деятельность в сферу совместного ведения РФ и ее субъектов (п. "о" ч. 1 ст. 72).

    В Конституции нет определенно сформулированной нормы о верховенстве и действии международных договоров РФ на всей территории Федерации. В ч. 2 ст. 4 речь идет о верховенстве Конституции и федеральных законов. Посредством толкования ч. 4 ст. 15 Конституции, объявляющей общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ составной частью правовой системы Федерации, можно презюмировать конституционное закрепление общефедеральной юридической силы международных договоров.

    В условиях федеративного государства соблюдение и исполнение международных договоров РФ, в целом реализация международной правосубъектности РФ обеспечиваются не только федеральными органами власти и федеральными законами, но и органами власти соответствующих субъектов РФ в пределах их полномочий.

    Российская Федерация как субъект международного права

    Прекращение существования Союза ССР как федеративного государства и субъекта международного права (декабрь 1991 г.) означало конституирование Российской Федерации (до апреля 1992 г. — РСФСР) в качестве суверенного государства с самостоятельным международно-правовым статусом. Это относится и к другим государствам, являвшимся союзными республиками в составе СССР и создавшим Содружество Независимых Государств (исключая страны Балтии, которые несколько ранее провозгласили независимость, заявили о выходе из СССР и не приняли участия в СНГ).

    Российской Федерации как суверенному государству, осуществляющему полноту власти на своей территории и самостоятельно действующему во внешней сфере, присущи все признаки основного субъекта международного права.

    Согласно ст. 71 Конституции РФ в ведении Российской Федерации находятся: федеративное устройство и территория РФ, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, гражданство, внешняя политика и международные отношения, международные договоры РФ, вопросы войны и мира, внешнеэкономические отношения РФ, оборона и безопасность, определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ.

    Становление Российский Федерации как субъекта международного права сопровождалось своеобразными методами решения вопросов ее договорной правоспособности, признания и правопреемства. Договорная правоспособность проявилась первоначально в договорах, заключенных РСФСР с другими союзными республиками в конце 1990 г. и в течение 1991 г., т. е. еще в рамках СССР. Этим межреспубликанским договорам были присущи определенные международно-правовые черты, выражавшиеся в самих договорных положениях и процедурных моментах. Тогдашнее союзное законодательство ни в коей мере не регулировало договорные отношения республик, которые вследствие этого не могли не воспринимать нормы международного права. Примечательно и то, что уже после прекращения существования СССР такие договоры в течение значительного времени продолжали действовать как регуляторы отношений между независимыми государствами.

    Российская Федерация получила официальное либо молчаливое признание в качестве государства, воспринявшего от Союза ССР основные компоненты его международно-правового статуса. В договорах, заключенных Российской Федерацией с отдельными государствами, был использован новый термин "государство-продолжатель". Так, в преамбуле Договора между Россией и Францией от 7 февраля 1992 г. (без наименования) стороны Констатируют, что Российская Федерация является государством — продолжателем Союза ССР, аналогичное положение содержится в Договоре о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Королевством Испания от 12 апреля 1994 г. Вместе с тем можно отметить, что далеко не все такого рода договоры используют такую формулу, исходя, очевидно, из того, что она относится лишь к определенным международным делам и не претендует на вытеснение традиционной категории правопреемства.

    Концепция государства-продолжателя проявилась при определении, во-первых, судьбы членства Союза ССР в Организации Объединенных Наций и в других международных организациях, а во-вторых, судьбы дипломатических и консульских представительств СССР в зарубежных государствах. Оба вопроса решались по согласованию с заинтересованными государствами.

    В первом случае государства, создавшие Содружество Независимых Государств (т. е. большинство бывших республик СССР), согласованны решением от 21 декабря 1991 г. поддержали Россию в том, чтобы она продолжила членство СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете Безопасности и других международных организациях. Послание Президента России Генеральному секретарю ООН с информацией о том, что членство СССР в ООН продолжается Российской Федерацией, было положительно воспринято всеми государствами — членами ООН и получило официальное подтверждение.

    Во втором случае (уже без предварительного согласования в рамках СНГ) Министерство иностранных дел РФ 3 января 1992 г. обратилось к правительствам зарубежных государств с просьбой рассматривать дипломатические и консульские представительства СССР в качестве представительств Российской Федерации. Такое "продолжение" получило признание. В свою очередь дипломатические представительства зарубежных стран в г. Москве и их консульские представительства в отдельных консульских округах на территории России продолжили свою деятельность как представительства в Российской Федерации.

    Вопросы, относящиеся к заключенным Союзом ССР договорам и к государственной собственности, государственным архивам и государственным долгам, решались преимущественно в соответствии с международными конвенциями 1978 и 1983 гг. (см. § 5), а также с учетом того, что в учредительных актах Содружества Независимых Государств выражено общее намерение всех его участников гарантировать выполнение обязательств, вытекающих для них из договоров бывшего Союза ССР, т. е. подтверждена приверженность правилам правопреемства. Имеется и специальное решение Совета глав государств СНГ от 20 марта 1992 г.: "Признать, что все государства — участники СНГ являются правопреемниками прав и обязательств бывшего Союза ССР". Конкретизацией этого акта стал подписанный 6 июля 1992 г. Меморандум о взаимопонимании по вопросу правопреемства в отношении договоров бывшего Союза ССР, представляющих взаимный интерес. Применительно к многосторонним договорам было предусмотрено, что вопрос об участии решается в соответствии с международным правом каждым государством самостоятельно, в зависимости от специфики каждого конкретного случая, характера и содержания того или иного договора. Что касается двусторонних договоров, то они требуют принятия решений или действий со стороны тех государств, к которым эти договоры применены, в частности, имеются в виду договоры о границах и их режиме.

    Пример: Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Венгерской Республики об инвентаризации двусторонних договоров от 6 марта 1995 г. Применительно к договорной практике СССР и Венгрии 1947—1991 гг. были "классифицированы: 1) договоры, продолжающие действовать в отношениях между РФ и ВР (в числе 29 — Договор об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, Соглашение о сотрудничестве в области социального обеспечения, Консульская конвенция), 2) договоры, которые прекратили свое действие в связи с выполнением сторонами своих обязательств, 3) договоры, которые прекращают свое действие в отношениях между РФ и ВР по взаимному согласию договаривающихся сторон (например, Конвенция о предотвращении возникновения случаев двойного гражданства, Соглашение о сотрудничестве в области здравоохранения и медицинской науки), 4) договоры, подлежащие отдельному рассмотрению (ряд соглашений производственно-технического характера). Подобные протоколы подписаны с Республикой Болгарией, Республикой Словакией, Королевством Данией и некоторыми другими странами.

    Неоднозначно решаются вопросы правопреемства в отношении договоров в сфере ограничения вооружений. Применительно к Договору об обычных вооружениях в Европе, подписанному от имени СССР 19 ноября 1990 г., государства Содружества заключили 15 мая 1992 г. Соглашение о принципах и порядке выполнения этого Договора, констатирующее, что каждая Договаривающаяся Сторона как правопреемник Союза ССР в отношении Договора обязуется как можно скорее его ратифицировать. 9 октября 1992 г. было принято Решение об участии государств СНГ в Договоре между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности, вступившем в силу 1 июля 1988 г. Здесь говорится о необходимости решения вопроса о правопреемстве "на основе полного равенства всех государств — правопреемников бывшего Союза ССР" и подтверждается, что государства — участники СНГ "как государства .— правопреемники СССР будут выполнять положения Договора о РСМД применительно к их территории и с учетом их национальных интересов". Иначе решался вопрос об участии в Договоре о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 г. В данном случае в качестве правопреемника Союза ССР выступала только Российская Федерация, поскольку речь шла о правопреемстве обязательств государства, обладавшего ядерным оружием, а такой статус сохранялся за Российской Федерацией. Остальные государства — бывшие республики СССР — осуществляли акт присоединения к Договору в качестве неядерных стран.

    Отмеченные особенности следует иметь в виду при толковании ноты Министерства иностранных дел от 13 января 1992 г., согласно которой РФ "продолжает осуществлять и выполнять обязанности, вытекающие из международных договоров, заключенных Союзом ССР", в связи с чем "Министерство просит рассматривать Российскую Федерацию в качестве Стороны всех действующих международных договоров вместо Союза ССР".

    В проблеме правопреемства в отношении государственной собственности самым сложным стал вопрос о судьбе собственности Союза ССР вне его территории. Общее правило ст. 18 Венской конвенции 1983 г. было использовано в подписанном 30 декабря 1991 г. Соглашении государств СНГ о собственности бывшего Союза ССР за рубежом и выражено во взаимном признании того, что "каждое из них имеет право на соответствующую фиксированную справедливую долю в собственности бывшего Союза ССР за рубежом". Позднее, 6 июля 1992 г., ими же было подписано Соглашение о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом, в котором все страны СНГ, исключая Российскую Федерацию, именуются "государствами-правопреемниками" и в котором определены условия раздела и перехода к этим государствам собственности в соответствии со шкалой фиксированных долей в активах СССР.

    Подводя итог, можно констатировать, что Российская Федерация в специфических условиях становления ее международной правосубъектности выступает одновременно в качестве государства — продолжателя СССР в отношении одной категории прав и обязательств и в качестве государства-преемника в отношении другой категории прав и обязательств. Термин "государство-продолжатель" не претендует на замену признанного термина "государство-преемник".

    Участие субъектов Российской Федерации в международных отношениях

    Международное право не содержит нормы, которая бы давала решение вопроса о международно-правовом статусе политико-территориальных образований, являющихся составными частями федеративного государства. Не провозглашая международной правосубъектности таких образований, оно вместе с тем ее и не отрицает.

    Есть основания для суждения о косвенном признании определенного международно-правового статуса субъектов федерации как предпосылки их международной правосубъектности. Это признание складывается из следующих компонентов.

    Во-первых, как уже отмечалось, современное международное право исходит из презумпции разнообразия субъектов и не исключает возможности появления новых, нетрадиционных субъектов. .

    Во-вторых, известна практика заключения между федеративными государствами двусторонних договоров, в той или иной форме констатирующих право составных частей этих государств самостоятельно устанавливать и поддерживать международные отношения и заключать международные договоры как с подобными себе образованиями в других государствах, так и непосредственно с зарубежными федеративными государствами. Самый наглядный пример — Соглашение между СССР и Канадой от 20 ноября 1989 г. о сотрудничестве между союзными республиками СССР и провинциями Канады.

    В-третьих, представляет интерес долголетняя международная деятельность Украины и Белоруссии как государств — членов ООН и ряда других организаций и участников многих международных договоров в тот период, когда они были союзными республиками в составе Союза ССР, а также значительно более скромные по содержанию международные контакты других союзных республик.

    В-четвертых, в период с середины 1990 и по конец 1991 г., т. е. с момента разработки и принятия в союзных республиках деклараций о государственном суверенитете до прекращения существования Союза ССР и обретения этими республиками статуса независимых государств, ощущалась реальная международная деятельность тогда еще субъектов Союза. Так, РСФСР в то время заключила ряд договоров с субъектами зарубежных федераций — отдельными штатами США, землями ФРГ, республиками тогдашней Югославии, несколько соглашений торгово-экономического характера с правительствами Венгрии, Чехословакии, других государств. Эти договорные связи, а также прямые дипломатические контакты свидетельствовали о признании зарубежными государствами международно-правового статуса республик в составе СССР.

    В-пятых, за многие годы существования таких зарубежных федераций, как США, Канада, Австрия, Швейцария, Австралия, сложилась система вступления их субъектов — штатов, провинций, земель, кантонов — в непосредственные договорные отношения друг с другом на межгосударственной основе, а в отдельных случаях — договорные отношения субъекта одного государства с другим государством (например, провинции Квебек в Канаде с Францией).

    Отмеченная международная практика имела свои внутригосударственные предпосылки в виде конституционных норм, допускавших определенные внешние связи субъектов федерации и в какой-то мере их регламентировавших.

    Основной закон ФРГ предоставляет возможность землям в той мере, в какой они обладают законодательной компетенцией, и с согласия Федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами (ч. 3 ст. 32). Формулировка Конституции США выглядит иначе: ни один штат не может без согласия Конгресса заключать договоры с другим штатом или иностранной властью (разд. 10 ст. 1), — однако из этого следует возможность договорных отношений штата при согласии Конгресса. .Принципиально иное решение содержится в Конституции Бельгии в редакции 1993 г., установившей в этой стране новую, федеративную форму государственного устройства: субъекты бельгийской федерации — сообщества и регионы — обладают в пределах своих полномочий правом заключения международных договоров, которое не обусловлено согласием федеральных органов (§ 1 ст. 127 и § 1 ст. 130). Такое конституционное решение уже получило признание в ст. 9 Договора между Российской Федерацией и Королевством Бельгия о согласии и сотрудничестве от 8 декабря 1993 г.

    Отечественный конституционный опыт свидетельствует о закреплении в Конституции СССР 1977 г. (ст. 80) и в конституциях союзных республик (например, ст. 75 Конституции РСФСР 1978 г.) комплекса республиканских полномочий в международной сфере — право вступать в отношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, участвовать в деятельности международных организаций. И хотя в реальной ситуации эти конституционные нормы преимущественно оставались юридическими фикциями, они обладали правовым потенциалом и в определенной мере были использованы в отмеченный выше период.

    В современных условиях Российской Федерации общефедеральное регулирование ограничивается констатацией того, что республики в составе Российской Федерации, края, области и другие субъекты РФ являются самостоятельными участниками международных и внешнеэкономических, отношений (связей). Это положение Федеративного договора не перенесено в новую Конституцию, но оно и не противоречит ей, поскольку в п. "о" ч. 1 ст. 72 Конституции к совместному ведению РФ и ее субъектов отнесена "координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации". Следовательно, Конституция исходит из признания международной деятельности субъектов РФ, но не конкретизирует формы этой деятельности, относя соответствующую регламентацию к компетенции самих субъектов в пределах их самостоятельных полномочий. Для нормативной унификаций принципиальных вопросов предусмотрен Федеральный закон "О координации международных и внешнеполитических связей субъектов Российской Федерации".

    Сам термин "субъект международного права" использован только в Конституции Республики Татарстан (ст. 61).

    "Республика Башкортостан, — гласит ч. 2 ст. 74 ее Конституции, — вступает в отношения с другими государствами, заключает международные договоры и обменивается дипломатическими, торговыми и иными представительствами, участвует в деятельности международных организаций". Аналогичные или сходные положения сформулированы в конституциях Республики Татарстан (ст, 62), Республики Бурятия (ч. 2 ст. 13), Республики Дагестан (ст. 66), Республики Саха (Якутия) (ст. 9) и др.

    В Уставе города Москвы имеется специальная глава (13) "Международные связи". Город Москва имеет право на установление международных и внешнеэкономических связей в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами и Уставом, участвует в пределах своей компетенции в выполнении международных договоров РФ (ст. 92). Аналогичные ссылки на Конституцию РФ и другие акты сопровождают положение ст. 9.2. Устава Хабаровского края о праве края самостоятельно заключать договоры с иностранными государствами. Согласно ст. 13 Устава Свердловской области, область вправе выступать самостоятельным участником международных и внешнеэкономических связей, заключать соответствующие договоры (соглашения), если это не противоречит Конституции РФ и федеральным законам.

    Можно ли рассматривать указанные нормативные положения как односторонние решения, не согласованные с Федерацией и федеральными органами? Очевидно, нет, если иметь в виду позицию Российской Федерации, выраженную в подписанных ею с Республикой Татарстан (15 февраля 1994 г.) и с Республикой Башкортостан (3 августа 1994 г.) договорах о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти соответствующих республик. Согласно п. 11 ст. П Договора Российской Федерации и Республики Татарстан и п. 14 ст. 3 Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан каждая республика устанавливает отношения с иностранными государствами, заключает международные договоры, не противоречащие федеральной и республиканской конституциям (в первом из договоров — и международным обязательствам РФ), участвует в деятельности международных организаций. Примерно треть субъектов уже имеют такого рода внутрифедеральные договоры.

    В ряде договоров наряду с закреплением права самостоятельного участия в международных и внешнеэкономических связях содержится более конкретная (ориентированная) характеристика договорной деятельности республик, областей, краев: фиксируется право в процессе осуществления таких связей заключать "соответствующие договоры (соглашения) с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств, а также министерствами и ведомствами иностранных государств". Именно такая унифицированная формулировка включена в договоры Федерации с Чувашской Республикой (ст. 10), Свердловской областью (ст. 13), Алтайским краем (ст. 13), Сахалинской областью (ст. 14), городом федерального значения Санкт-Петербургом (ст. 16) и другими субъектами РФ.

    Можно предположить, что равноуровневые договорные отношения — с членами (субъектами) зарубежных федераций, а также с административно-территориальными единицами унитарных стран — будут более распространенными, перспективными, чем с иностранными государствами непосредственно.

    Самостоятельный аспект международно-правового статуса субъектов РФ — их участие в заключении и выполнении международных договоров Российской Федерации. Конституция РФ (п. "о" ч. 1 ст. 72) относит к предметам совместного ведения РФ и ее субъектов выполнение международных договоров РФ. Согласно Федеральному закону "О международных договорах Российской Федерации" (ч. 3 ст. 32) органы государственной власти соответствующих субъектов РФ обеспечивают в пределах своих полномочий выполнение международных договоров РФ. В ст. 4 этого Закона подробно регламентируется участие субъектов РФ в заключении договоров РФ, затрагивающих их полномочия. Имеется в виду прежде всего согласование соответствующих вопросов с органами государственной власти заинтересованных субъектов. При этом разграничиваются вопросы, относящиеся к ведению субъектов, и договоры, затрагивающие полномочия субъектов по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов. Однако конкретные процедуры согласования не предусматривают применительно к первому случаю такой регламентации, при которой получение согласия заинтересованного субъекта квалифицировалось бы как необходимая предпосылка разработки и подписания международного договора РФ, а ведь речь идет о сфере, в которой по ст. 73 Конституции субъекты РФ "обладают всей полнотой государственной власти".

    Таким образом, международные отношения (связи) субъектов РФ не только зафиксированы в их законодательстве, но и признаны на федеральном уровне.

    Государствоподобные образования

    К категории производных субъектов международного права принято относить особые политико-религиозные или политико-территориальные единицы, которые на основе международного акта или международного признания имеют относительно самостоятельный международно-правовой статус.

    Исторически известны вольные города, включая города Ганзейского союза в эпоху средневековья, затем Краков, который согласно Венскому трактату 1815г. был провозглашен вольным, независимым и совершенно нейтральным городом под покровительством России, Австрии и Пруссии (до 1846 г.). Версальский мирный договор 1919 г. установил особый статус для Данцига (Гданьска), именовавшегося "свободным государством" (до 1939 г.). Намерения после второй мировой войны провозгласить особый международно-правовой режим для "свободной территории Триест" и для Иерусалима не были реализованы.

    Единственный в своем роде международно-правовой статус имел Западный Берлин в соответствии с Четырехсторонним соглашением СССР, Великобритании, США и Франции от 3 сентября 1971 г. Эти государства сохраняли принятые ими на себя после капитуляции фашистской Германии, а затем в условиях существования двух германских государств особые права и ответственность в отношении Западного Берлина, который поддерживал официальные связи с ГДР и ФРГ. Правительство ГДР заключило ряд соглашений с сенатом Западного Берлина. Правительство ФРГ представляло интересы Западного Берлина в международных организациях и на конференциях, осуществляло консульское обслуживание его постоянных жителей. СССР учредил в Западном Берлине генеральное консульство. В связи с объединением Германии, оформленным Договором об окончательном урегулировании в отношении Германии от 12 сентября 1990 г., действие прав и ответственности четырех держав в отношении Западного Берлина было прекращено, поскольку он стал частью объединенной Федеративной Республики Германии.

    В настоящее время государствоподобными образованиями со специальным международно-правовым статусом являются Ватикан (Святейший престол) как официальный центр Римско-католической церкви и Мальтийский орден как официальное религиозное формирование с международно признанными благотворительными функциями. Их административные резиденции находятся в Риме. Ватикан и Мальтийский орден поддерживают дипломатические отношения со многими государствами мира, обмениваясь соответствующими представительствами. Российская Федерация имеет с ними официальные отношения, осуществляемые через представляемые через представителя РФ при Ватикане, являющегося по совместительству представителем РФ при Мальтийском ордене.

    Ватикан имеет представительства (постоянных наблюдателей) при ООН, ЮНЕСКО, Международной организации труда, является членом ряда специализированных учреждений ООН (в частности, Всемирного почтового союза), участвует в отдельных многосторонних международных договорах, имеет с некоторыми государствами специфические двусторонние договоры, именуемые конкордатами и затрагивающие преимущественно вопросы положения католической церкви.

    Мальтийский орден имеет представительства при ЮНЕСКО и при ряде других международных организаций.

    Оглавление диссертации кандидат юридических наук Кремнев, Петр Петрович

    Образование и прекращение существования СССР как субъекта международного права

    Глава I. Договор об образовании СССР 1922 г. как международно-правовое соглашение 9

    1.Международно-правовой статус советских союзных республик до образования СССР. 11

    2.Процедура заключения Договора об образовании СССР

    29-30 декабря 1922 г. " * 15

    3.Юридическая природа Договора 1922 г. 22-3 I

    Глава 2 Вопрос о международно-правовой субъектности союзных республик в составе СССР 32-33 1 . Договорная и законодательная нормы о празе свободного выхода союзных республик из СССР. 33

    2.Правовые нормы и международно-правовые последствия практики изменений территорий союзных республик. 45

    3.Самостоятельность союзных республик в международных отношениях и некоторые теоретические проблемы их государственного суверенитета . 76

    Глава 3 Международно-правовые проблемы прекращения существования СССР 1 .Проекты Союзного договора о федеративном и конфедеративном образовании. 114

    2. Декларации союзных республик о государственном суверенитете и юридическая сила результатов референдума СССР 17 марта 1991г. 13 5

    3.Образование СНГ и прекращение Союза ССР как субъекта международного права.

    Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Образование и прекращение существования СССР как субъекта международного права"

    Актуальность темы исследования

    В двадцатом вехе произошло несколько событий, охазавших наибольшее влияние на развитие межгосударственной системы и международное право. Среди них Г.И.Тунхин особо выделил «Великую Октябрьскую социалистическую революцию [и как следствие этого образование Советского Союза -прим. автора, К.П.]. и распад СССР »'. Выяснение причин развала государства. занимавшего шестую часть суши земного шара и игравшего самую заметную роль в истории столетия, занимало и еще будет привлекать внимание историков, юристов , социологов и иных ученых. С позиций международного права распад СССР диктует необходимость точного установления момента прекращения его существования как актора межгосударственной системы и приобретения бывшими союзными республиками статуса независимых государств. Прошедший в течение нескольких месяцев скоротечный развал советской федерации был сопряжен с многочисленными нарушениями внутри-федерального права, что в свою очередь вызвало ряд неблагоприятных меж-дународно-ггаавовых последствий в межгосударственных отношениях на территории бывшего СССР.

    Правовые вопросы образования и развития советского федеративного государства нашли широкое отражение в советской юридической науке, главным образом в истории отечественного государства и права и государственного птва. Поименительно к теме исследования в и со иоде 1922-1991 гг. а. х ^ а ■ наибольшее внимание вызывают проблемы определения юридической природы Договора об образовании СССР 1922г. и правового статуса союзных республик. По первой проблеме единства взглядов среди правоведов достигнуто не было. Вплоть до настоящего времени большинство государствоведов

    1 Тункин Г.И. Международное право: наследие XX зека '/Российский ежегодник международного права. 1992. С.7 считает, что Договор 1922г. имеет только внутригосударственный или двойственный (внутригосударственный и международно-правовой характер). Для ^ доказательства этой позиции приводятся федеративный характер связей между союзными республиками до образования СССР и сам факт утверждения договора 1-м Съездом Созетов Союза. Среди юристоз-международнихов господствовало мнение о международно - правовом характере Договора 1922 года, что предопределялось первоначальным статусом союзных республик как самостоятельных независимых го^даостз до образования едиш! » Л. А ной федерации. Однако именно вопрос о юридической природе Договора 1922 г., так и не нашедший окончательного разрешения з отечественной правовой науке, имеет принципиально важное значение для определения юии-дической силы решений, принимаемых органами государственной власти союзных республик в 1990-1991 гг., и установления момента прекращения существования СССР в качестве субъекта международного права. Актуальность определения момента прекращения существования СССР диктуется необходимостью выбора норм регулирования отношений между бывшими советскими союзными республиками - еще внутригосударственных или уже международно-правовых. Ф Относительно правового статуса союзных республик в советской юридической науке господствовала теория о международно-правовой субъектности республик, основанная на признании у них качества государственного суверенитета (что в незначительной степени оспаривалось лишь некоторой частью юристов-международников) и наделение республик в 194^ г. правом на самостоятельное осуществление внешних сношений. Только с начала 90-х годов со стороны отдельных известных правоведов были высказаны краткие замечания, в которых ставился под сомнение суверенный и международно-правовой статус союзных республик в составе СССР. Оспоримость существовавших ранее взглядов и выраженные позже сомнения требуют внесения уф ясности в вопрос о юридической природе соглашений между республиками накануне распада Союза ССР .

    Помимо пагубных социально-экономических последствий, оазвал СССР породил и окончательно не разрешенные до настоящего времени международно-правовые проблемы - прежде всего это территориальные притязания между рядом государств на постсоветском пространстве, а также вопросы правопреемства в отношении международных договоров, государственных долгов, собственности и архивов бывшего Союза ССР. Как в ходе переговоров, так и на различных стадиях заключения договоров по таким спорным проблемам (в том числе при их обсуждении в Федеральном Собрании РФ) стороны порой придерживаются диаметрально противоположных позиций относительно юридической силы актов союзных и республиканских органов государственной власти и возможности применения к имеющимся спорным моментам норм международного права.

    Изложенные нетэазоешенные теоретические вопросы объясняют актуальа а 1 г -ность настоящего исследования - прекращение СССР как субъекта международного права, значение этой проблемы как в научно-правовом плане, так и практическом применении.

    Степень разработанности проблемы

    Вопросы, анализируемые в настоящем исследовании, по степени их разработанности подразделяются на три оснозные направления: ¡.Юридическая природа Договора об образовании СССР рассматривалась рядом авторов международного и внутригосударственного права: Ю.П.Бровка, В.Г.Буткевич, В.С.Верещетин, И.И.Лукашук, А.Н.Талалаев, Н.А.Ушаков, Д.Л.Златопольский, Б.М.Лазарев, А.И.Лепешкин, С.Л.Ронин, Б.Н.Топорнин, О.И.Чистяков и др.

    2. Международно-правовой статус советских союзных республик постулировался как в академических изданиях - курсах международного права в 6 тт., 7 тт. (1989-1993г.), под редакцией Е.А.Коровина (1951г.), Г.И.Тункина (1974, 1982гг.), так и множестве отдельных публикаций — Р.Л.Бобров, Ю.П.Бровка,

    И.П.Блищенко, В.А.Василенко. И.Д.Ветров. С.Р.Вихарев, В.Н.Дурденевский, С.Б.Крылов. И.И.Лукашук, П.Е.Келбайло, М.З.Яновский. ^ 3. По вопросу о юридическом прекращении существования СССР в отечественной правовой литературе имеются лишь краткие и противоречивые замечания Е.М.Козешникова. Е.Г.Моисеева, В.З.Пустогарова. Г.Г.Шинкарецкой.

    При проведении исследования по вопросам общего характера, кроме уже указанных авторов, были использованы работы юристов-международников Ю.Г.Барсегова. В.С.Весе щетина. Г.М.Вельямикова. А.С.Гавердовсхого,

    Ф.И.Кожевникова, Д.Б.Левина. И.Д.Левина, С.Б.Крылова. И.В.Миронова, С .В .Молодцова, Л.Д.Моджорян, Р.А.Мюллерсока, А.Н.Талалаева. 0.14 Тиунозс И Тучхина С.В.Черняченко И. А. Ушакова. Л.Н.Шес^акова а также государствоведов Г.Б.Агабекова. С.А.Авакьяка. Э.М.Аметистова, С.К.Бабурина, М.В.Баглая. Г.В.Барабашеза, А.Б.Венгерова, В.А.Дорогина, А.А.Кондрашева, В.Н.Кудрявцева, О.Е.Кутафина, Ю.И.Лейбо, М.Н.Марченко, Н.И.Палиенко, Б.Н.Топорнина, В.Е.Чиркина, В.С.Шевцова.

    В диссертации использовались труды известных иностранных ученых Э.Аречаги, Г.Гроция, Г.Кельзена. Л.Оппенгейма, а также анализируются взгляды таких зарубежных авторов, как В.Аспатурян, К.Вальдхайм, I- П.Вишер, Д.Гендри, У.Гоулд, В.Дмитришин, К.Маннинг, К.Шушнинг,

    Несмотря на обширный круг работ указанных отечественных и зарубежных авторов, ряд актуальных вопросов, как это будет показано в исследовании, остается до настоящего времени окончательно не разрешенным, либо оспоримым , или вовсе не рассмотренным.

    Цель и задачи исследования

    Исходя из актуальности проблемы, целью диссертационного исследования является анализ существовавших взглядов по вопросу о международной правосубъектности союзных республик и установление момента прекращения существования Союза ССР. Такая цель предполагает решение следующих задач:

    - определение юридической природы Договора об образовании СССР как международно-правового соглашения ,

    - сопоставительный анализ теории о международной правосубъектности и конституционного законодательства о суверенном статусе союзных республик,

    - установление знутригосудаоственкого характера отношений между оеспуб-ликами до конца декабря 1991 г. и момента прекращения существования Союза ССР на основе прекращения действия Договора 1922 г.

    Методологическая основа диссертации

    Методологической основой исследования являются общенаучные методы познания, а также конкретно-исторический и историко-правовой, сравнительно-правовой. формально-юридический, логический и политологический анализ. В диссертации использованы некоторые концептуальные положения общей теории государства и права, рассматриваются труды авторов по внутригосударственному праву применительно к теме исследования и служащие основанием для выводов по международному праву. В процессе исследования применен комплексный подход к анализу и раскрытию изучаемых проблем.

    Источниковая база исследования

    Нормативную базу диссертации составляют универсальные, многосторонние и двусторонние международно-правовые соглашения, Договор 1922г., проекты Союзного договора, конституционные и законодательные акты СССР, РСФСР и других союзных республик, имеющие отношение к теме диссертационного исследования.

    Научная новизна диссертации

    Научная новизна работы заключается в предпринятой попытке более определенно установить юридическую природу Договора 1922 г., исследовании новых аспектов вопроса о государственном суверенитете членов советской федерации, отходе от одностороннего взгляда на проблему международной правосубъектности бывших советских республик и ее детальнее рассмотрение. Научная новизна диссертации также состоит в том, что впервые с позиций внутригосударственного и международного права предпринято комплексное исследование вопроса о юридическом прекращении существования Союза ССР.

    На защиту выносятся следующие научно-правовые положения, предложения и выводы, содержащие элемент новизны и представляющие теоретический и практический интерес:

    1 .Участниками Договооа об обоазовании СССР являлись союзные оесп'блигт а 1 а. ки как самостоятельные независимые государства. 29 декабря 1922 года на Конференции полномочных делегаций РСФСР, УССР, ЗСФСР и БССР положения союзного договора были обсуждены и одобрены. 30 декабря, до открытия Съезда, члены полномочных делегаций союзных республик подписали Договор об образовании СССР, аутентичный и официальные тексты которого хранятся в Государственном архиве РФ. Договор 1922 г. являлся полноценным международно-правовым соглашением . Только после заключения договора и на его основе состоялся учредительный I Съезд Советов Союза. Утверждение делегатами Съезда союзного договора в целом как основу будущей Конституции СССР означало привнесение корм международного соглашения во внутригосударственное право (т.е. процесс трансформации или имплементации ), его изначальная юридическая природа от этого не изменилась. Договор 1922 г. оставался действующим вплоть до прекращения существования СССР в конце декабря 1991 года.

    2. Правом свободного выхода из СССР союзные республики в действительности не обладали. Юридический механизм выхода был законодательно установлен только в апреле 1990 г., но его процедура могла быть заблокирована на основе положений законодательства о референдуме СССР. Территории практически всех союзных республик были изменены по решению высших органов Союза без получения соответствующего согласия республик в соответствии с союзным и республиканским конституционным законодательством.

    3. С принятием Закона СССР от 1 февраля 1944 г. была декларирована, но так и не предоставлена самостоятельность союзных республик во внешних сношениях. а включение в состав первоначальных членов ООН Украинской и Белорусской ССР является вопросом политики, но не права. Союзные республики, являясь членами федеративного государства, не обладали свойством государственного суверенитета как юридической категории. Изложенные в пунктах 2 и 3 обстоятельства не дают оснований признавать за союзными республиками качества субъектов международного права.

    4. Реформирование советской федерации было возможно путем заключения республиками согласованного проекта Союзного договора о Союзе ССР как-федеративного образования, подписание которого было сорвано августовским путчем. Б случае подписания республиками проекта договора о Союзе Суверенных Государств было возможно построение Союза ССР на принципах конфедерации.

    5. Процесс развала Союза ССР в 1991 г. был сопряжен с нарушением еще действовавшего тогда конституционного законодательства, что ставит под сомнение наступление юридических последствий принятых республиками актов о независимости. Подписание почти всеми бывшими союзными республиками Алма-Атинских соглашений о Содружестве Независимых Государств означало прекращение действия Договора об образовании СССР и одновременно прекращение существования последнего в качестве субъекта международного права.

    Практическая значимость и апробация результатов диссертационного исследования

    Содержащиеся в диссертации положения и выводы могут быть учтены органами государственной власти России в случае необходимости выбора внутрифедеральных или международно-правовых норм в отношениях с бывшими советскими союзными республиками и на всех стадиях заключения соглашений (включая ратификацию ) по вопросам государственно-территориального размежевания и правопреемства. Настоящее диссертационное исследование также может быть использовано в качестве учебного пособия в преподавании соответствующих разделов таких юридических дисциплин, как « Международное право », « Конституционное право» и « История отечественного государства и права ».

    Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре международного права юридического факультета МГУ им.М.В.Ломоносова. Материалы диссертационного исследования использовались в преподавании международного права студентам юридического факультета МГУ. Основные положения исследования опубликованы в 4 научных статьях .

    Правосубъектность международных организаций

    Международные организации являются субъектами международного права особого рода. Их правосубъектность не идентична правосубъектности государств, так как не проистекает из суверенитета.

    Международная организация, не обладая суверенитетом, источником своих прав и обязанностей в сфере реализации своей компетенции имеет международный договор, заключенный между заинтересованными государствами. Поэтому международные организации как субъекты международного права вторичны, производны по отношению к государствам.

    Организация становится субъектом, если государства-учредители наделяют организацию международными правами и обязанностями. Ее компетенция имеет специфический характер в том смысле, что права и обязанности международной организации отличаются от прав и обязанностей государства. Если правосубъектность государства не ограничена ни в предмете правового регулирования, ни в объеме правомочий, то правосубъектность организации определена теми конкретными задачами и целями, которые установлены государствами в учредительном акте, создающем организацию. В связи с этим каждая международная организация имеет свой, присущий только ей, круг прав и обязанностей. Однако несмотря на различия в характере и объеме прав и обязанностей, организации функционируют в рамках международного права и имеют признаки, обеспечивающие правосубъектность международной организации. Создание и функционирование международной организации имеют правомерную основу, если соответствуют нормам международного права, в первую очередь — его основным принципам. С одной стороны, ст. 5 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. вводит международные организации в сферу договорного регулирования, так как определяет применимость данной конвенции "к любому договору, являющемуся учредительным актом международной организации". С другой стороны, ст. 53 указанной Конвенции объявляет договор ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права. Международные организации обязаны, в частности, придерживаться принципов невмешательства во внутренние дела государства, суверенного равенства членов, добросовестного выполнения международных обязательств.

    Каждой международной организации присуща договорная правоспособность, специфика и объем которой определяются ее уставом.

    В современный период наиболее известными международными организациями являются Организация Объединенных Наций (ООН), Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). Международная организация труда (МОТ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Организация африканского единства (ОАЕ), Содружество Независимых Государств (СНГ) и другие.

    В ряде случаев осуществляется правопреемство международных организаций, при котором с целью поддержания непрерывности функций передаются определенные правомочия от прекратившей свое существование организации вновь учрежденной государствами организации. Так, ООН была преемником прав и обязанностей Лиги Наций по ряду международных договоров.

    Международное право признает ответственность международных организаций в случае нарушения ими общепризнанных международно-правовых принципов и норм и заключенных ими международных договоров, положений учредительных актов.

    Международно-правовой статус индивидов

    Особый интерес вызывает сегодня оценка международно-правового статуса индивидов (физических лиц).

    В дискуссии, которая ведется в отечественной литературе, мы исходим из того, что прежние представления о неприложимости черт международной правосубъектности к индивидам не вполне согласуются с современным состоянием международно-правового регулирования и реальными правоотношениями, и придерживаемся концепции признания самостоятельного международно-правового статуса личности, свидетельствующего о его специфической международной правосубъектности.

    Нельзя признать убедительными ссылки тех, кто отрицает международно-правовой статус индивидов, на малое, по сравнению с государством, число базирующихся на международно-правовых нормах отношений индивида. В принципе, важна сама юридическая способность иметь и осуществлять права и обязанности, а количественный показатель характеризует уже фактическое состояние, но не правовую способность.

    Английский ученый Г. Лаутерпахт еще в 1950 г. в изданной в Лондоне книге "Международное право прав человека" отмечал, что в международном праве отсутствуют нормы, которые препятствовали бы индивидам приобретать права, предоставляемые обычным или договорным международным правом. Позднее, в 1980 г., уругвайский юрист Э. Х. Аречага, являвшийся в течение ряда лет председателем Международного Суда ООН, высказывая подобную мысль, признавал возможность предоставления межгосударственными договорами индивидам определенных прав, а также международных средств защиты этих прав*.

    * По его словам, "реальным доказательством международной правосубъектности индивида явилось бы предоставление ему не только определенных прав и привилегий, но и средств для обеспечения их принудительного осуществления и соблюдения, а также возможностей защиты этих прав от своего собственного имени, без посредничества государства" (Хименес де Аречага Э. Современное международное право. М., 1983. С. 259—260). Сегодня мы наблюдаем именно такую реальность.

    Нынешнее состояние международного права позволяет констатировать прямое включение в договоры норм, ориентированных на индивида. Они касаются как устанавливаемых договорами прав человека, так и его обязанностей и ответственности. Первичными были как раз нормы об ответственности, конкретно речь шла о международной уголовной ответственности определенных лиц за военные преступления, за преступления против мира и человечности.

    И в наше время актуальное значение имеет завершение разработки проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества — международного акта, нормы которого будут содержать юридическую оценку действий лиц с соответствующей регламентацией. А утвержденный в мае 1993 г. Советом. Безопасности ООН Устав (Статут) Международного трибунала уже применяется в конкретных правонарушениях, связанных с судебным преследованием лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии.

    Значительную роль в регламентации правоотношений с участием индивидов-правонарушителей играют международные конвенции о предотвращении и наказании преступлений международного характера. Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 15) связывает возможность признания лица виновным в совершении преступления в соответствии не только с внутригосударственным законодательством, но и с международным правом.

    Что же касается роли международных договоров в непосредственной регламентации индивидуальных прав и свобод, то можно констатировать неуклонное расширение круга международно-правовых норм, предоставляющих индивидам юридические возможности их обеспечения и защиты ("право на правовую защиту"). Право обращения отдельных лиц в соответствии с международными договорами в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, с чем связаны соответствующие правоотношения этих лиц с наделенными необходимой компетенцией органами, сегодня признается как международно-правовыми актами, так и Конституцией Российской Федерации.

    Возрастает число договоров, содержание которых касается обеспечения прав человека в таких сферах деятельности, как гражданские, семейные, трудовые и тому подобные правоотношения, правоотношения в связи с оказанием правовой помощи, в области образования, налогообложения, социального обеспечения, а также правоотношения, гарантирующие защиту жертв войны в период вооруженных конфликтов. Так, договоры о правовой помощи по гражданским, семейным делам конкретно определяют правомочия индивидов. В договорах об избежании (устранении) двойного налогообложения доходов и имущества отмечается, что они применяются к лицам, перечень которых здесь же уточняется. В Женевских конвенциях о защите жертв войны и в дополнительных протоколах к ним прямо говорится об их применении ко всем лицам, которые находятся под защитой этих документов.

    Непосредственные правовые отношения с участием индивидов на международном уровне предусмотрены в договорных актах, закрепляющих и регламентирующих право обращения индивида в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод с Протоколом № 11 и ряд других). Аналогичное право личности зафиксировано в ч. 3 ст. 46 Конституции РФ.

    Заключение диссертации по теме "Международное право", Кремнев, Петр Петрович

    На основании проведенного анализа международных договоров и конвенций , конституций и законодательных актов СССР и союзных республик, а также теоретического рассмотрения затрагиваемых в диссертации правовых проблем можно сделать следующие основные выводы:

    Договор об образовании Союза ССР является полноценным международно-правовым соглашением. Юридический статус его участников как независимых государств, правомерность объекта договора, порядок заключения и письменная форма данного соглашения дают основания для утверждения о его международно-правовой юридической природе. Привнесение положений Договора 1922 г. способом рецепции и инкорпорации в Конституцию СССР 192^ г. и последующие советские конституции не изменило природы и не отменило его действия. Договор имел бессрочный характер, он не « растворился » в конституционном развитии Союза, положения договора и нормы конституций СССР сохраняли свое действие в самостоятельных независимых актах и имели разное значение — международно-правовое и внутригосударственное .

    Следует признать, что союзные республики в составе СССР не обладали качеством международно-правовой субъектности. Прежде всего это связано с тем, что им не было присуще свойство внешней стороны государственного суверенитета : декларируемыми в советском конституционном законодательстве правомочиями на самостоятельность в международных отношениях союзные республики в реальной действительности не обладали, преобладающее число государств мира не признавало за ними международно-правового статуса. За все время существования СССР договорная норма о праве свободного выхода республик из Союза носила декларативный характер, с законодательным установлением условий выхода реализация этого права была практически неосуществима.

    Существовавшая практика изменений территорий республик изобилует многочисленными нарушениями союзно-республиканского законодательства, что явилось причиной возникновения территориальных претензий на постсоветском пространстве. Поскольку границы между бывшими союзными республиками являлись административными и подлежали регулированию внутригосударственным правом, территориальное разграничение между ныне независимыми государствами и разрешение таких спорных ситуаций должны осуществляться на основе заключения отдельных международных договоров по установлению государственных границ. В этом контексте продолжает оставаться спорным положение вокруг Крыма и особенно города Севастополя, т.к. федеральный закон о ратификации договора между Россией и Украиной 1997 г. был принят Федеральным Собранием РФ с нарушением конституционных требований, что ставит под сомнение действительность самого договора.

    Советский Союз в 1991 году мог быть реформирован на основе заключения республиками нового Союзного договора. В соответствии с согласованным первым вариантом договора СССР должен был представлять собой государственное образование с преобладающим значением федеративных признаков. Согласно последнему варианту предполагалось построение Союза Суверенных Государств на присущих конфедерации принципах.

    Принятие союзными республиками деклараций о государственном суверенитете и актов о независимости не изменило их правового положения как субъектов федерации, юридически они продолжали оставаться в составе СССР. Для признания статуса республик в качестве независимых государств требовалось выполнение ими необходимых условий: легитимный выход из Союза в соответствии с установленным законом порядке (чего так и не было сделано ни одной из республик) и отмена юридически обязательных решений референдума 17 марта 1991 г. о сохранении Союза ССР.

    Подписание только тремя республиками в Минске 8 декабря 1991 г. Соглашения о создании СКГ и принятие их Верховными Советами постановлений о « денонсации Договора об образовании СССР » не могло « прекратить существование СССР как геополитической реальности ». На основании ппин-ципа правопреемства Договор 1922 г. продолжал сохранять свое действие для остальных, кроме прибалтийских, союзных республик. Советский Союз юридически прекратил сзое существование на оснозе прекращения действия Договора 1922 г. в результате подписания одиннадцатью союзными республиками Алма-Атинских соглашений , где указывалось: «С образованием Содружества Независимых Государств Союз ССР прекращает свое существование». Статус независимых государств de jure бывшие советские союзные республики приобрели именно с этого момента. Необходимо также подчеркнуть. что до 21 декабря 1991 г. взаимоотношения между ними регулировались внутригосударственным правом и имели силу норм внутреннего права. После этой даты все оставшиеся неурегулированные или спорные вопросы, в том числе территориальные, подлежат разрешению уже на основе международного права, т.е. путем заключения соответствующих межгосударственных соглашений.

    На основе указанного юридического акта прекращения существования СССР и этой даты определяется момент правопреемства - переход международных прав и несение международных обязанностей в отношении конкретной территории от бывшего Союза ССР к независимым республикам. С учетом данного обстоятельства бывшими союзными республиками должны решаться все вопросы, связанные с правопреемством в отношении международных договоров, государственной собственности, долгов и архивов бывшего СССР.

    Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Кремнев, Петр Петрович, 2000 год

    1. Монографии и статьи

    2. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция,современность. М., 2000

    3. Агабеков Г.Б. Суверенитет в федеративном государстве. М„ 1993

    4. Аметистов Э.М. Конец империи еще не конец света. //Российская газета. 1991. 25 апреля

    5. Бабурин С.Н. Территория государства. М., 1997

    6. З.Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М.,1998

    7. Барсегов Ю.Г. Каспий в международном праве и мировой политике. М.,1998

    8. Блищенко И.П. Международное и внутригосударственное право. М.,1969

    9. Блищенко И.П., Дурденевский В.К. Дипломатическое и консульское право. М., 1962

    10. Боовка Ю.П. Междунаоодная правосубъектность БССР. Минск, 1967W

    11. Ю.Бровка Ю.П. Белорусская ССР и прогрессивное развитиемеждународного права. Минск. 1979 11 . Вельяминов Г.М. Правовой статус субъектов Российской Федерации. //Московский журнал международного права. 1995. № 2

    12. Венгеоов А.Б. Теооия государства и поава. М. 19991. А А. щ/ Л. X

    13. Вихарез С.Р. Союзная республика как субъект международного права. Советское государство и право. 1960. № 12

    14. Вихарев С.Р. В.И.Ленин о суверенитете союзных республик. Минск, 1969

    15. Вихарев С.Р., Ветров И.Д. Расширение прав союзных республик. М. 1963

    16. Волова Л.И. Плебисцит в международном праве. М., 1972

    17. Гавердовский A.C. Имплементация норм международного права. Киев, 1980

    18. Геворгян К. Провозглашение независимости Республики Армения как полноправного субъекта международного права. //Петутюн ев правнук (« Государство и право », на армян, яз.). Ереван, 1998. JV« 3

    19. Дмитриев Ю.А. Комарова В.В. Референдум в системе народовластия.М., 1995

    20. Дорогин В .А. Суверенитет в государственном праве. М. 194821 . Златопольский Д.Л. СССР федеративное государство. М., 1967

    21. Златопольский Д.Л., Чистяков О.И. Образование Союза СС'Р.М., 195523 . Золотарева М.В. Федерация в России: проблемы и перспективы. М.,1999

    22. Ковешников Е.М., Марченко М.К., Стешенко Л.А. Конституционное право стран Содружества Независимых Государств. М., 1999

    23. Козлова А.Е., Кутафин O.E. Конституционное право России. М., 1998

    24. Кожевников Ф.И. Советское государство и международное право. М.,1948

    25. Кондрашев A.A. Конституционно-правовая ответственность субъектов федерации: вопросы теории и законодательного регулирования в Российской Федерации. Красноярск, 1999

    26. Коровин Е.А. Некоторые основные вопросы советской теории международного права. //Советское государство и право. 1954. № 7

    27. Крылов С.Б. Материалы к истории создания Организации Объединенных Наций. М., 1949

    28. Крылов С.Б. Международный Суд Организации Объединенных Наций. М., 1958

    29. Кудрявцев В.Н. Декларация о суверенитете и союзный договор. //Новый союзный договор: поиски решений. М., 1990

    30. Лазарев Б.М. Федерация или конфедерация ? //Новый союзный договор: поиски решений. М., 1990

    31. Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права. М., 1974

    32. Левик И.Д. Суверенитет. М., 1948

    33. Лукашух И. И. Стороны в международных договорах. М., 1966

    34. Лукашук Й.И. 51-я сессия Комиссии международного права. Московский журнал международного права. 2000. № 3

    35. Мамедов Р.Ф. Пограничные озера и замкнутые (полузамкнутые) моря в международном праве: сравнительный анализ. //Материалы международной конференции, посвященной актуальным проблема морского права. М. 2000

    36. Марченко М.Н. Реализация права. //Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. Под ред. М.Н.Марченко.1. Т.2. М., 1998

    37. Миронов И.В. Советское законодательство и международное право. М., 1968

    38. Моджорян Л.А. Понятие суверенитета в международном праве. Советское государство и право. 1954. № 7

    39. Моисеев Е.Г. Правовой статус Содружества Независимых Государств. М. 1995

    40. Моисеев Е.Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ . М. 1997

    41. Муксинов И.Ш. Союзный договор и перспективы союзного государства. //Новый союзный договор: поиски решений. М., 1990

    42. Мюллеосон P.A. Соотношение международного и национального права. М., 1982

    43. Недбайло П.Е., Василенко В.А. Международная правосубъектность советских союзных республик. //Советский ежегодник международного права. 1963

    44. Ho i э Чжун. Территориальные споры на Дальнем Востоке (международно-правовые аспекты). Диссер. на соиск.кан. юр. наук. М., 1999

    45. Палиенхо Н.И. Конфедерация, федерация и СССР . Одесса. 1923

    46. Петренко Н. Деятельность Международного Суда ООН в 1962 году. //Советский ежегодник международного права. 1963

    47. Пустогаров В.В. Члены федерации как субъекты международного права. //Советское государство и право. 1992. Ка 1

    48. Рокин С.Л. К истории Конституции СССР 1924 г. М., 1949 51 .Семенченхо В .И. Радченко H.A. Кстооия Украины. Харьков. 1999

    49. Стрекозова В.Г., Казанчев Ю.Д. Государственное (конституционное) празо Российской Федерации. М. 1997

    50. Сырых В.М. История государства и права России. Советский и современный период. М., 2000

    51. Талалаев А.Н. Юридическая природа международного договора. М., 1963

    52. Талалаев А.Н. Венская конвенция о праве международных договоров. Комментарий . М. 1997

    53. Тиунов О.И. Вопросы тории международного права и современность. //Московский журнал международного права. 2000. № 4

    54. Топорнин Б.Н. Новый союзный договор: теоретические подходы. //Новый союзный договор: поиски решений. М., 1990

    55. Топорнин Б.Н. Преемственность и новизна в государственно-правовом развитии России. М., 19961. А i '

    56. Топорнин Б.Н. Российский конституционализм на современном этапе. //Российский конституционализм : проблемы и решениямеждународная конференция). М., 1999

    57. Топоронин Б.Н.,Барабашев Г.В.Шеремет К.Ф.,Лившиц Р.З.

    58. Августовский путч: последствия и уроки. //Советское государство и право. 1991. № 10

    59. Трофимов В.Н. Россия Прибалтика. //Дипломатический вестник.1. А. *■ "'1992. 13-14

    60. Тунхин Г.И. Теория международного права. М. 1970

    61. Тункин Г.PL Международное право: наследие XX века. //Российский ежегодник международного права. 1992

    62. Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и Конституция РФ. //Московский журнал международного права. 1995. № 2

    63. Ушаков H.A. Суверенитет в современном государственном праве. М,, 1963

    64. Ушаков H.A. Международное право: основные понятия и термины. М., 1966

    65. Ушаков H.A. Государство в системе международно-правового регулирования. М., 1997

    66. Ушаков H.A. Международное право. 2000

    67. Федоров В.А. Правовой статус Крыма. Правовой статус Севастополя. М., 1999

    68. Черниченко C.B. Международное право: Современные теоретическиепроблемы. М., 1993 71 . Черниченко C.B. Государство как личность, субъект международного права и носитель суверенитета . //Российский ежегодник международного права. 1993-19941. А ^ А

    69. Черниченко C.B. Международное право: В 2 томах. Т.2. М., 1999 73. Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М.,1998

    70. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 1997

    71. Чистяков О.И. Взаимоотношения советских республик дообразования СССР. М., 1955 76.Чистяков О.И. Договор об образовании СССР и современность.

    72. Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1995. JNb 2

    73. Шезцов B.C. Государственный суверенитет (зопросы теории). М.,1979

    74. Шестаков Л.Н. Курт Вальдхайм. Австрийский путь. //Советский ежегодник международного права. 1977

    75. Шиккарецкая Г.Г. Проблемы правопреемства и границы Российской Федерации.//Московский журнал международного права. 1995.iV« 4

    76. ВО.Янозский М.В. Советские союзный республики — полноправныесубъекты международного права. //Советское государство и право. 1962. № 12

    77. Яновский М.В. Международная правосубъектность советских социалистических республик.//Международная правосубъектность. М.,1971

    78. Аречага Э. Современное международное право. М., 1971 83 .Вальдхайм К. Австрийский путь. М., 1976

    79. Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994

    80. Кельзен Г. Чистое учение о праве. //Антология мировой правовой мысли. В 5 томах. Т.З. М., 199986, Оппенгейм Л. Международное право. В 2 томах. Полутом 1. М., 1948

    81. И. Научные сборники и учебные курсы

    82. Объединенных Наций. T.XVIII. № . 1995 История отечественного государства и права. Под ред. О.PL Чистякова.

    83. Часть 2. Вып. 3. М., 1995 Дипломатия сучасно! Украши. Кшв. 1997

    84. Международное право. Под общей ред. Е.А.Коровина. М., 1951 Курс международного права. М., 1966

    85. Международное право. Учебник. Под ред. Г.И.Тункина. М., 1974,

    86. М., 1982, М., 1994 Курс международного права. В 7 томах. Т. 1,3. М., 1989-1993 Международное право. Учебник. Ответственные редакторы:

    87. Ю.М.Колосов, В.И.КузнецоЕ. М., 1995 Международное право. Учебник. М., 1999

    88. I. Сборникз! международных договоров

    89. Договор об образовании Союза Советских Социалистических

    90. Сборник законов СССР и Указоз Президиума Верховного Совета

    91. Сбооник действующих законов Республики Армения (1990-1995). Ереван. 1995

    92. Новые конституции стран СНГ и Балтии. Сборник документов. М., 1998

    93. V. Официальные издания нормативных акггов

    94. Собрание Узаконений РСФСР: 1919. № 3, 1920. № 8, 1921 № 1

    95. СССР: 1990. №№ 12,15,19,21,52, 1991. №№ 1,4,10,13,17,37,51,52 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета

    96. ССР: 1989. №32 Ведомости Верховного Совета и правительства Латвийской Республики: 1990. № 20

    97. Ведомости Верховного Совета и правительства Литовской Республики: 1990. № 9

    98. Ведомости Верховного Совета Туркменистана: 1991. М> 15 Ведомости Верховного Совета и правительства Эстонской ССР: 1990. № 12


    Смотрите видео: Субъекты международного права (December 2020).